Пески. Записки дилетанта

Казахстан — 2018

Пески.

Записки дилетанта

 

 

30 апреля

Собирались встать в 5 утра, чтобы успеть к вечеру в Самару. Где-то к двум часам ночи я понял, что если я встану в 5 утра, то всю дорогу буду спать в машине. И решил встать как встанется. В результате, мы были выспавшимися, но доехали только до Пензы...

Ладно, забегаю вперёд. Встали, на автобусе добрались почти до Бронниц, вылезли. Какое-то время прилежно ловили машину на трассе, потом поняли, что это не трасса, а дублёр, и пошли на трассу.

Машина поймалась уже через полчаса, к часу дня — всё-таки, симпатичная изящная девушка — очень ценный аксессуар в автостопе.

Водитель оказался интересным. Родился в Припяти, в раннем детстве перебрался на Колыму, провёл там всю молодость, начал учиться на горного инженера (оказывается, Колыма сейчас — край угольных шахт). А мама ему всегда говорила: учись, а то конвоиром станешь.

Тут-то его и забрали в армию. В Москву. В Москве он влюбился, и на почве планов жениться решил домой не возвращаться. В какой-то момент, ближе к дембелю, к ним приехал вербовщик, набирающий на контракт в полк конвоиров, и он радостно согласился. К концу обучения, правда, с девушкой он поссорился, но решил, что быть конвоиром в Москве лучше, чем горным инженером на Колыме, где как раз был разгар 90-х, уголь кончался, а шахты закрывались. Вот. И до сих пор работает конвоиром. Зарплата средненькая, зато график 2/5 (в смысле, 5 выходных), а в ближайшее время наступит военная пенсия.

Надо сказать, он разрушил мои представления о конвоирах — на удивление спокойный и интеллигентный человек.

Довёз нас, как я уже сказал, до пригородов Пензы. Где мы и заночевали. Из забавного, виденного за день:

— Грачи. Гнездовьями. Несколько раз встречали колонии вдоль дороги — деревья покрыты гнёздами как омелой.

— Посёлок Умёт. Попавший в книгу рекордов Гиннеса за количество кафе на душу населения. Действительно, мы ехали через него минут пять, и всё это время вдоль дороги с обеих сторон тянулись бесконечные трактиры, закусочные, столовые и шашлычные. И кафе.

— Пенза — это сплошное болото. Даже палатку пришлось на болоте, прикидывавшемся полем, ставить.

 

1 мая

Встали и неспеша поехали в Самару. Машину поймали где-то за час, с третьей попытки. Вёл её казах, тоже весьма интересный: всю жизнь прожил в Казахстане, но решил перебраться в Самару 4 месяца назад, потому что он русскоязычный, а в Казахстане началась деруссификация. Человек он серьёзный, обеспечивал международные поставки электрооборудования — через знакомого сына президента Киргизии. Потом, правда, в Киргизии произошла буча, президента сняли, и канал закрылся. Остался параллельный бизнес, прочистка заросших накипью теплообменников на заводах. И вот думает в тендеры у нас влезть.

Из забавного за день:

Божьи коровки. Стадами. За ангелов нас приняли, что ли?

Стая из нескольких десятков ветряков с солнечными батареями. Видимо, автономные фонари...

Потом приехали в Самару, встретили Аликорна с женой. Они нам город показали. Главное впечатление: Самара похожа на тонированное стекло автомобиля ночью.

Победа поставлена на поток

Из интересного увидели ракету — памятник местному ракетостроению ("Прогресс", оказывается, в Самаре находится) и полосу с реверсивным движением. Вечером пообщались с Лисой и выяснили, что оба раньше считали Тольятти курортным южным городом. Видимо, из-за итальянского названия.

Аликорн поселил нас у себя, в частном секторе. Очень, надо сказать, нам этим упростив жизнь, потому что иначе бы пришлось потратить едва ли не целый день на проезд Самары.

 

2 мая

Во сне спланировал очень интересный эксперимент, двумерный электрофорез белков динозавров. Утром, правда, вспомнил, что проводить электрофорез фрагментированных белков — так себе идея.

Утром Аликорн накормил нас макаронами с котлетами, дал в дорогу рахат-лукум, отвёз на вокзал и сдал водителю БлаБлаКара, взявшемуся перевести нас через границу.

И мы поехали в Уральск. Я был сонный, мрачный, и с водителем говорить отказывался. Он огорчался.

Ура! Граница! Наша пограничница долго крутит в руках мой паспорт, и не хочет поверить, что он не поддельный — слишком много раз я с ним тонул и попадал под дождь. В конце концов, минут через десять, она верит, что я не Путин, сбегающий из России, переодевшись туристом, и пропускает меня в Казахстан.

В Казахстане выясняется, что в автобусе, который мог бы подбросить нас до трассы, нет мест. И обменник пять минут как закрылся. И вообще.

Пришлось импровизировать — использовать продавщицу пирожков в качестве пункта обмена валюты, а таксиста - в качестве автобуса.

Таксист высадил нас километрах в пяти от города, и буквально через минуту рядом остановилась машина с казахом, ехавшим в свою родную деревню километрах в двухстах. К сожалению, говорил он с сильным акцентом, так что понял из его рассказов я не много. Но было ясно, что он польщён приезду гостей из далёкой Москвы.

Из забавного:

Тут принято спрашивать не "сколько тебе лет", а "какого ты года".

Тут роятся жуки, похожие на майских. Вечером они толпами слетались на свет фонарей и прыгали в котелок с ужином.

Кажется, это не совсем майский жук, просто какой-то крупный хрущ.

Ура! Мы уже южнее Саратова!

 

3 мая

Снился замечательный сон. В нём было всё - захватывающие приключения, юношеская романтика, тайны, загадки... Больше всего запомнился сюжет с уникальным цветком, росшим в зимнем саду миллионеров, в котором мы тусовались. Этот цветок, напоминающий фиолетовый Венерин башмачок, выращивали просто за его красоту. Но оказалось, что его лепестки, жутко ядовитые сами по себе, в паре с каким-то вполне бытовым веществом дают удивительные наркотический эффект: благодаря им человек понимает, чего хочет в жизни, и на несколько дней получает силы и способности добиться этого. Выяснили свойства цветка мы совершенно случайно, экспериментальным путём. В результате, Марат добился счастья в жизни, а я всю ночь старался не забыть название цветка, чтобы утром погуглить и выяснить, где его можно найти. Так что теперь я знаю, что столь удивительными свойствами обладает Глициния.

Утром я погулял по расцветающей степи и половил ящериц. Не поймал, они прячутся в норки.

В этих норках прячутся ящерицы.

Зато потом мы поймали машины (сначала бизнесмена из Уральска, потом узбека, плохо говорящего по русски) и весь день ехали на юг.

Тянущаяся до горизонта степь была разделена пополам бесконечной прямой дорогой, в ртутном мареве миража которой отражались встречные машины. На горизонте постоянно виделись озёра, тонущие в тумане, из которого виднелись только верхушки прибрежных деревьев — конечно, это тоже были миражи сухой степи.

Красивых тюльпанов, увы, собрать тоже не удалось, они уже кончились. Зато вдоль дороги тянутся пятна голого песка и вполне весёлой молодой зелени, приятно контрастирующей с сухой прошлогодней травой, которая нас окружала ещё вчера. Наглые коровы жуют жвачку прямо посреди шоссе, игнорируя бибиканье машин, в табунах лошадей весело бегают жеребята, попадаются даже отдельные верблюды.

Люблю казахские кладбища.

Из технических особенностей можно отметить большое количество постов дорожной полиции, от которых я уже отвык в России. Дороги, в целом, в приличном состоянии, хотя в одном месте нам попалась зона, изрытая полосами, как будто там дорогу регулярно пересекают пашущие поля трактористы, ленящиеся поднять борону. Старых жигулей на дорогах почти нет, зато много очень-очень заслуженных иномарок — как мне вчера объяснили, их сюда продают из России и Беларусии. Нефтеперерабатывающие заводы выглядят вполне современно, :-). Ещё очень много солончаков — правда, сейчас не сезон, так что вместо идеально ровных слепяще белых равнин мы видим банальные болотца — ну да что поделать, есть только два варианта: либо сравнительно комфортная погода и скучные солончаки, либо красивые солончаки, но 50 градусов в тени. (Кстати, я задумался, как можно сделать badland в северных широтах. Пожалуй, если землю полить сначала раствором медного купороса, из расчёта 1-2 кг на кв.м., а потом кальцинированной содой, должно сработать. Надо попробовать.)

Солончак

Вечером мы остановились посреди пустыни Каракум. Это, если что, не тот знаменитый Каракум, который занимает половину Туркменистана. И даже не тот, что под Астаной. Это крошечный каракумчик местного масштаба. Вообще, каракум — видимо, переводится примерно как "плохой песок"; песка в Азии много, и весь он с практической точки зрения плохой, поэтому, ткнув пальцем в случайное место на карте, можно с большой долей вероятности предположить, что там находится какой-нибудь Каракум. Но если этого не объяснять, то фраза "мы находимся посреди пустыни Каракум" звучит, согласитесь, внушающе.

Ладно, не суть. Короче, мы остановились посреди пустыни Каракум, разбили палатку для Лисы, я постелил спальник рядом (чтобы утром солнце не жгло) и пошёл гулять в поисках интересной фауны. Нашёл:

— Медведку (интересно, довезу живой?)

— Пару священных скарабеев.

— Нескольких симпатичных огромных мокриц

— Крупного паука (пауков легко искать, у них глаза светятся), который у меня на глазах скушал бабочку.

— Собственно, уйму мелких бабочек и прочей мелочёвки.

— лошадок.

— Ракушки. Древние. Доказывающие, что раньше тут было море.

Вот. И спать наконец.

Нашёл крупного паука.

И целую кладку мелких.

Прилетел скарабей.

 

4 мая

Встал в 4 утра, час смотрел рассвет (ничего интересного, кстати), лёг спать дальше.

Утром ходил по пустыне. Пустыня, кстати, оказалась не настолько красивой, как рисовало моё воображение: барханов чистого песка без единой травинки не нашлось, растений было немного, но располагались они довольно равномерно. Смотрел верблюдов — их тут безумное количество. стадами ходят. почти как коровы. Смотрел ящериц — их тоже много, им хорошо и тепло, поэтому бегают они очень-очень быстро. Но нескольких молодых агам поймать я всё же смог. Милашки.

Круглоголовка.

Смотрел солончаки — они изнутри выглядят как глинистые равнины. похрустывающие под ногами. Правда, до больших солончаков я не дошёл, а они, кажется, интереснее. Вообще, судя по количеству следов скота и помёта, солончаковые озерца в начале весны были нормальными озёрами с почти пресной водой, и их использовали как водопои.

Барханы
Если честно, фото постановочное, большая часть пустыни менее песчаная.

Солончак изнутри. Под ногами хрустит. А к концу лета, говорят, ещё и трещинами пойдёт.

Потом нашёл мечту некрофила, склад дохлых верблюдов. Подобрал себе череп поцелее, теперь таскаю его с собой. и рюкзак весит ещё больше.

Ура! Склад мёртвых верблюдов.

Прямо картинный скелет в пустыне.

Всё это время вдали маячило кладбище; я решил его осмотреть, но, к сожалению, оказалось. что расстояния в пустыне больше, чем кажутся, и до кладбища пришлось идти больше получаса. Замаялся я жутко, перегрелся, сто раз проклял себя за то, что не взял воду — и на кладбище нырнул в первый же склеп, охлаждаться.

Добрался до кладбища.

Вообще, казахские кладбища мне нравятся намного больше отечественных: тут каждую могилу окружают стены или даже целый домик, так что вместо привычного для России унылого переплетения ржавых крестов и оград кладбища выглядят таинственными некрополями, скрывающими свои тайны в пустыне.

Ну так вот. В середине склепа, в котором я прохлаждался, высилась груда чего-то коричневого, кишащего мелкими насекомыми. А когда я немного остыл, звон в ушах стал потише и сквозь него стал проступать какой-то писк — и я обнаружил целую колонию летучих мышей, прячущихся под самым куполом. А рядом к стене было прилеплено гнездо ласточки.

Летучие мыши под потолком.

И гора гуано под ними.

После осмотра кладбища я вернулся к палатке, немного отдохнул, и мы поехали дальше.

Меловые горы.

К вечеру добрались до Шетпе, и попросили таксиста отвезти нас в ущелье Сулукапы. Таксист такого места не знал, ему самому стало интересно, так что он не высадил нас у ближайшего к ущелью посёлка, как я рассчитывал, а, опрашивая местное население, отвёз нас почти до входа в ущелье. И потом оставил свой телефон и попросил скинуть ему фотографии.

В результате, ради разнообразия, мы добрались до удобного для ночёвки места засветло.

 

5 мая

С утра отправились осматривать ущелье. Прямо на склоне холма, на котором мы стояли, нашлись россыпи мелких аммонитиков, прячущихся среди блистающих кристаллов гипса и причудливых чёрных конкреций. Дальше мы перешли через слепяще-белую полосу размытого мела, и спустились в низину, на дне которой нас встретила редкость среди местных пустынь - пресная (точнее, слабоминерализованная) лужа. Внимательное изучение лужи, впрочем, показало, что она не лужа вовсе, а ручеёк, вытекающий из земли и в земле же теряющийся. Ниже по течению ручеёк появился снова, в этот раз, более уверенно. По бокам от него возвышались скалы, им же, видимо, и промытые; вообще, говорят, после дождя сюда лучше не лезть — ручеёк превращается в ревущий поток, смывающий незадачливых путников. Скалы, которые размывает ручей, сложены, в основном, из песчаника с многочисленными окаменевшими включениями. Ветер эродирует песчаник, превращая участки чистого песчаника в красивые эоловые соты, а зоны ракушечника выветривая так, что интересные древности торчат из стен отпрепариованными. В основном там, конечно, невнятная крошка раковин, но в ней встречаются обломки мшанок, белемниты, брахиоподы и симпатичные морские ёжики.

Ладно, идём дальше. Скалы всё ближе прилегают к ручью, и, в конце концов, мы оказываемся в узком каньоне с отвесными стенками; дальше два варианта: можно топать по дну ручья, благо он мелкий, можно идти по тропинке прорубленной в скале в высоте. В одну сторону я шёл по дну, в другую — по тропе, и не могу сказать, какой вариант интереснее. Через несколько сотен метров каньон заканчивается, ручей разливается достаточно большим озером (на обратном пути я даже хотел в нём искупаться — увы, к этому моменту ландшафт оккупировала группа казахов — судя по количеству кострищ, район вообще среди местных популярен). А скалы снова отдаляются и открываются ветровой эрозии; там, на дальней стороне каньона я нашёл роскошные нуммулитовые известняки, залежи чего-то, похожего на неправильных морских ежей, а среди эродированной породы валяются роскошные, в несколько килограммов весом, брахиоподы. Да. А ещё там прячется тайник геокешеров, который мы успешно взяли.

Место популярно уже не первое столетие.

Пара черепах.

Черепаха в профиль.

Подушковидная растительность.


Отчёт об осмотре ущелья Сулукапы на сайте ammonit.ru.

В мае 2018 года я проехался автостопом по западу Казахстана. Поездка вышла интересная, удалось погонялся за черепахами, половить верблюдов и посмотреть на настоящие термитники. Но с палеонтологической точки зрения основную ценность представлял проведённый 5.5.2018 осмотр ущелья Сулукапы, стены которого сложены верхнемеловыми (говорят, сеноманскими) породами, богатыми останками беспозвоночных.
Откуда взялось название "Сулукапы" – не очень понятно, по крайней мере, на картах его нет, и местные жители его не знают. Но само место довольно известное, от села Тущыбек туда идёт сразу две наезженных дороги, верхняя (заканчивается в километре от устья ущелья, открывая красивый вид со скалы на долину) и нижняя (заходящая в само ущелье). Мы приехали по верхней дороге, спустились вниз по склону, прошли ущелье с юга на север, немного погуляли в долине к северу от него. Дальнейшее описание будет идти в порядке осмотра ущелья и прилегающих территорий, с юга на север.

Началась прогулка с конца дороги, с точки N 44°08.256', E 51°55.367', с которой открывался замечательный вид на долину:

Ущелье Сулукапы. Общий вид.


Под ногами была выветренная тёмная порода, среди которой попадались отдельные обломки аммонитов.
Мы спускались в долину по северному склону горы. В целом, порода была примерно та же, но местами под ногами начинались россыпи блистающих на солнце кристаллов гипса:

Ущелье Сулукапы. Гипс.


Рядом с этими кристаллами было множество обломков мелких аммонитов разных видом. В состоянии довольно плачевном.

Фото Аммониты, автор APLe


Там же я нашёл и рыбью кость:

Фото Позвонок?, автор APLe


Например, аммонитов много в точке N 44°08.345?, E 51°55.413?

К югу от залежей аммонитов порода под ногами начала сменяться на меловую и песчаниковую труху. Из земли вынырнула река, и потекла через скалы, прокладывая сквозь них ущелье. Стенки северной части ущелья сложены из песчаника, в котором ветер продувает типичные ячеистые соты:

Ущелье Сулукапы. Ячеистые выветривания.


Если присмотреться к ним вблизи, то становится видно, что в песчанике включено множество останков беспозвоночных, прекрасно отпрепарированных ветром с одной стороны. А иногда и с двух сразу.

Фото Морской ёжик?, автор APLe


Я едва не сломал нож, выковыривая из стенки симпатичного ёжика.
И вот ещё несколько находок:

Ущелье Сулукапы. Коралл.


Ущелье Сулукапы. Ещё ёжик.


Фото Загадочное перфорированное нечто, автор APLe




Южнее начинается собственно ущелье, всё дно его занимает ручей, так что пройти ущелье можно или по ручью, или по тропинке, вырубленной в стенке.

Ущелье Сулукапы.
Собственно ущелье.


Порода там ожидаемо твёрдая, и выковырять из неё что-нибудь сложно. Да и мало чего интересного там есть. Впрочем, я нашёл прослойку ракушечника:

Ущелье Сулукапы.
Ракушечник.


И, уже на выходе из ущелья, участок стены, сплошь утыканный неправильными морскими ежами:

Фото Неправильный морской ёж?, автор APLe



Затем ущелье заканчивается, и перед глазами открывается широкая долина, с двух сторон ограждённая сильно выветренными мергелевыми горами.
В этих горах есть большие зоны нуммулитового известняка

Фото Нуммулиты, автор APLe


Под ногами валяется множество крупных, до нескольких килограммов, раковин двухстворок:

Фото Крупные устрицы, автор APLe


А в другом откосе нашлось нечто совсем странное:

Фото Полосатое нечто, автор APLe


Ещё мне попалась какая-то мелкая косточка, я определил её как сильно выветренную мышиную, и выкинул. Сейчас жалею: может, зря?

Вот, собственно, и весь отчёт. Конечно, палеонтолог или геолог смог бы увидеть больше, но, так как место это не самое популярное, надеюсь, и мои заметки окажутся кому-нибудь интересными.
Пройти всё ущелье с юга на север можно где-то за час, если не отвлекаться на виды и окаменелости. Если отвлекаться, то уйдёт всё отведённое на это время.

Ущелье Сулукапы. Находки в песчанике.


Дальше мы до вечера добирались до Каспийского моря. Местные жители здесь уже почти не говорят на русском, машины легко останавливаются, но подвозить кого-нибудь даром народ не хочет. Приходится платить, :- (.

Встали на берегу Каспийского моря. В воде клочья водорослей. На берегу кучи клешней раков, и почти нет других раковых частей. Что бы это значило?

Загадочные клешни почти без раков.

Вечером ходил по пляжу и смотрел, чьи глаза блистают в темноте. Обладатели глаз быстро шныряли в норки при моём приближении. В конце концов, одну из норок я разрыл, и нашёл некрупного паука. Интересно, почему именно у пауков так хорошо отражают свет глаза? Потому что хищники, а глаза не фасетчатые?

 

6 мая

На море утром был освежающий ветер и немного туч, так что удалось нормально выспаться, а не свариться в палатке к семи утра.

Лиса демонстрирует безупречную фигуру.

Море холодное, а вдоль берега ещё и забитое нитчатыми водорослями, но я всё же купнулся. Регион около моря похож на пустыню больше, чем собственно пустыни. Такой широченный песчаный пляж.

Море. И песка тут больше, чем в пустыне.

Колодец в степи. Внутри он менее колоритный, обычная бетонная труба на несколько метров глубиной.

На машине (за деньги, да) доехали до конечной точки нашего маршрута, города Актау. Ну что я могу сказать, город как город, небольшой, довольно богатый, периферический; казахская специфика почти не чувствуется. Роскошные частные дома активно строятся, номера домов пишут на домах большими цифрами, так что с дороги видно, как в Белорусии. Даже деревья есть, в отличие от остального Казахстана.

Таунхаусы. Хорошо живут актауты.

Из интересного, прогулялись по рынку, купили верблюжье молоко (на мой вкус, не съедобное, но Лиса пьёт нормально), шибат (что-то среднее между кефиром и айраном, неплохо), пару видов молочной помадки (её тут бесконечное количество видов — но то, что я пробовал, на мой вкус сладковато). Лисе купили красивое платье в восточном стиле. Я себе восточную тюбетейку хотел, но на рынке были, почему-то, только кепки в западными принтами.

Квадратный светофор.

Цены, я бы сказал, раза в два ниже московских. Кроме импортной продукции, конечно.

Казахстан — вполне цивилизованная страна, и террористы взрывают тут вокзалы так же часто, как в России. Так что на входе в вокзал тут тоже стоят рентгеновские установки для бесконтактного обыска пассажиров, громкоговорители громогласно напоминают, что в данную секунду причин для паники нет, а все стены увешаны успокаивающими плакатами. На фоне этого даже странно, что при посадке в вагоны паспорта почти не проверяются.

Суровый номерок камеры хранения Актау. За утрату штраф. Вообще, камера хранения какая-то раздолбайская, какие вещи хочешь, такие и бери, никто не следит.

Борьба с терроризмом.

 

7 мая

Наш поезд пришёл на станцию по расписанию, в 6:32. Поезд в Россию, соответственно, ушёл в 6:31, тоже по расписанию. А следующий будет через три дня. Классика, короче.

Пошли ловить машину. Холодно, ветер, никто не ловится. Не ловится. Ещё час не ловится. И ещё. Надежды добраться до Самары этим же вечером стремительно тают.

В конце концов, останавливается машина с двумя забавными дядьками, подбрасывающими нас километров на 400. Заодно рассказали много всего интересного. Оказывается, холмики глины в полупустыне - это термитники. По этому поводу я даже один расковырял, пробил прочную корку, но термитов не нашёл.

Термитник.

Ещё говорят, что черепах тут много, после дождя они ходят стаями (я немедленно пожалел, что не взял себе на скелет самую большую из тех черепах). Рассказали про пару интересных мест около Актау — озеро на дне котлована с крошечными водными черепашками, и горячие радоновые источники. Увы, и туда и туда мы уже не попадём.

А ещё они рассказали, что эти замечательные казахские кладбища — это изобретение последних пары веков. Лет триста назад казахи хоронили под обычными плитами с арабской вязью.

 

8 мая

Утром вышли на трассу.

Вскоре остановилась белая Лада Ларгус, и водитель предложил подбросить нас на 5км до ближайшей деревни. Я отказался, он уехал.

Вскоре остановилась белая Лада Ларгус, и водитель предложил подбросить нас на 5км до ближайшей деревни. Я отказался, он уехал.

Вскоре остановилась белая Лада Ларгус, и водитель предложил подбросить нас на 5км до ближайшей деревни. Я отказался, он уехал.

В общем, до этой деревни нас предлагали добросить семь раз, и, в основном, белые Ларгусы.

Потом поймалась пара фур, которые с неудержимой неспешностью пятидесяти километров в час до часу ночи везли нас до казахской границы. Потом фуры уехали на Москву, но нас, к сожалению, высадили, потому что в России ездить в кабине втроём нельзя.

 

9 мая

С утра вышли на трассу. Часа 4 ловили машину, за это время нашли несколько попуток до ближайшей деревни, машину на Блаблакар, которая везла бы нас до Самары, если бы водитель не исчез, не отвечая на телефон и таксиста, готового подбросить нас до границы (вы, главное, денег дайте, а на границе вас обязательно дальше довезут). В результате, на этом самом таксисте вернулись в ближайший город Уральск, взяли билет на автобус и приехали в Самару.

В Самаре нас встретил Аликорн, который, несмотря на предстоящий ему завтра ранний подъём, устроил нам радушную встречу. По идее, через три часа нас должна была подобрать машина до Москвы, но, слава Блаблакару, её водитель позвонил и сказал, что опоздает на 3 часа. И Аликорн нас уложил к себе спать.

 

10 мая

Мы дождались звонка водителя, который подъезжал через сорок минут, честно встали, умылись, подождали часок, дождались следующего звонка водителя, который подъезжал через тридцать минут, послали его, купили билеты на поезд и легли спать дальше.

На поезд сели благополучно, подъезжаем к Москве, я любуюсь из окна привычным с детства пейзажем и думаю о любви к Родине. Такие дела.


 

К остальным Запискам Дилетанта.

Мои контакты

ABOUT

Оставить комментарий в гостевой книге.

Подписаться на RSS каналл.

Главная страница.

Использование информации с сайта приветствуется при сохранении ссылки на первоисточник. :-).

Счётчик посещений:

64

Яндекс.Метрика