Жизнь среди костей - 2013.

Записки дилетанта

 

 


 

Введение

 

20.5.2013 я получил письмо от Станислава Владимировича Дробышевского:

Здоровеньки булы!
Вот хочу пригласить Вас опять в экспедицию, ежели ещё не надоело. Теперь экспедиция нормальная, с гарантированными находками и даже кладбищем. В Харькове, Черняховская культура. Мы там будем с 1 по 26 июЛя, билеты уже купили. Если у Вас есть ещё какие-то интересующиеся знакомые - всех зазывайте, там нужны люди!
Станислав.

Я вспомнил прошлогоднюю экспедицию, подумал о своём желании покопаться в настоящих человеческих костях, отказался от всех альтернативных планов и поехал под Харьков. Интересующиеся знакомые, как водится, поздравляли меня с интересной поездкой, устно завидовали, но сами ехать отказывались.

По итогам могу сказать, что поездка того стоила. Я поучаствовал в крупной стационарной экспедиции, научился определять человеческие кости, послушал кучу баек и притч и сделал много всего интересного.

Расскажу об организационных вопросах, чтобы не возвращаться к ним потом. Экспедицию финансирует государство (условно) и местные газодобытчики (побольше). За десять лет тут появились три вагончика, электричество, цистерна для воды, душ и много чего ещё. Командует всеми Михаил Васильевич, бывший военный и действующий любитель установленного расписания и твёрдой дисциплины. Поэтому тут чёткий и выполнимый распорядок дня, бардака нет, питание производится качественно и по расписанию, инструменты лежат на своих местах и всё работает как часы.


Вся экспедиция живёт по часам, прибитым к командирскому вагончику.

К сожалению, в расписании есть недостаток, который для меня перевешивает все плюсы порядка и организованности. По распорядку дня подъём происходит в 4:30, а ужин заканчивается где-то в 20:15 - таким образом, между ними есть восемь часов, которых вполне достаточно для сна. Но в 21:30 зачем-то вставлена пятнадцатиминутная планёрка - поэтому, на самом деле, на сон остаётся меньше семи часов. В результате, лично я все эти две недели проходил невыспавшимся. Впрочем, с другой стороны, я поставил эксперимент и теперь знаю: я теряю концентрацию внимания, становлюсь злым, апатичным и ленивым от хронического лёгкого недосыпа, даже на свежем воздухе, в хорошей компании и с интересной работой. Сейчас я допишу введение, а потом займусь удалением замечаний вроде "не выспался" и "опять хочу спать", которые все эти две недели ежедневно вставлял в черновик...

Ещё одним мелким недостатком была лёгкая дедовщина, которую я замечал в первые дни со стороны младшего постоянного состава экспедиции. Впрочем, даже в начале поездки она мешала мало - а потом то ли отношения стабилизировались, то ли меня признали не относящимся к бесправным студентам - но проблемы исчезли совсем.


2013.7.2

Приехал, усиленно знакомился с новым начальством и группой. Всего человек 20 - 6 студентов, десяток местных археологов, я, Дробышевский и пара детей газовщиков.

Про последних особо. Государство партию финансирует слабо, но копают они старательно с 2005 года. Рядом добывают газ, и газовщики, впечатлённые успехами самоотверженных учёных, понемногу помогают - неудивительно, что их детей с удовольствием устраивают сюда на лето.


Мы находимся в степной зоне, но лагерь разбит в лесной посадке у пруда.

Начальник, Михаил Васильевич, нашёл поселение десяток лет назад, по огромному количеству валяющихся в поле обломков керамики. Примерно тогда же он видел у знакомого большой постоянный лагерь, и решил построить такой же. Сейчас устраивает материально обеспеченную дисциплину и очень ей гордится. Действительно, видимо, будет порядок - по крайней мере, есть понятное разделение обязанностей, чёткий распорядок дня и т.д.

 

2013.7.3

Утром беседовали с Дробышевским о его работе.

В общем, идея в том, что он не учёный, а преподаватель, поэтому ему не нужно сдавать нормативное количество статей. Поэтому он может пускать свой писательский талант на книги. А очевидные преимущества книг в том, что они не ограничены в объёме (журнальные ограничения), стиле (нет редактора, который заставил бы сменить живые обороты на нечитаемый научный язык) и правилах оформления (нет нужды следить за выполнением ГОСТов на оформление ссылок и так далее). Более интересной стороной его рассказа стало объяснение того, откуда берутся фундаментальные темы для книг. Идея в том, что для написания серьёзной литературы (например, серии книг про происхождение рас, которую он сейчас издаёт) нужно: