Медные пустоши. Записки дилетанта

Каргала — 2013

Медные пустоши.

Записки дилетанта

 

 

В августе 2013 года я отправился в экспедицию с той же группой палеоэнтомологов, с которой ездил в 2012. Потом у меня был на редкость унылый год, так что эта поездка стала своего рода рекордсменом — отчёт по ней я пишу только в январе 2015 года, спустя 16 месяцев после возвращения домой. Что интересно, отчёт я написал дважды — сначала сделал фотоотчёт по кратким запискам в тетрадке, потом нашёл подробный дневник, который вёл на компьютере, и слил два в один. Результат перед вами.


Общее описание.

 

По приезду мы разбили лагерь у подножья длинного холма с рудными отвалами на вершине, но через несколько дней нашли местонахождение в десятке километров, и переехали к нему. Потому что тратить каждый день час и несколько литров бензина на поездку от случайной точки степи, где установлен лагерь, до другой точки степи, которая не хуже для лагеря, было глупо.

Большую часть времени мы провели на единственной куче отравленного медью отвала, на которой уже много веков не растёт трава. Искали крылья среди камней и отпечатков растений, постепенно вырывали под собой ямки, в которых прятались от ветра. Я долго не находил крыльев, пока не понял, что тут, в пермском слое, они намного мельче. И ещё что искать их надо, сняв очки, потому что очки-хамелеоны задерживают слишком много света.


Древнее что-то.
Примерно так и выглядят отпечатки, которые мы ищем.

 

Наша группа:

Дима Щербаков — начальник экспедиции, насколько я понял. Удивительное существо. Ведущий научный сотрудник предпенсионного возраста, который с восторгом носится по холмам и с радостными криками фотографирует проползающих жаб и особо живописно покосившиеся домики, пока остальная экспедиция занята тяжёлыми нудными сборами образцов. При этом как-то так выходит, что в количестве найденных крыльев он от окружающих не отстаёт, новые точки находит именно он, он же лучше всего представляет, кто, что и где находил по литературным данным, а во время обсуждения группой важных вопросов именно за ним остаётся окончательное решение. Короче, удивительная и очень важная для меня демонстрация того, что можно быть большим дяденькой, восторженным подростком и ответственным уважаемым профессионалом в одном лице.
Ближе к концу экспедиции он даже смог найти те самые поленницы необработанной руды, в которых Ефремов когда-то собирал кости позвоночных — насекомых, правда, в них оказалось немного.

Алексей Владимирович — не палеозоолог, а палеоботаник, поэтому работает немного в стороне от остальных. Невероятно интеллигентный человек с внешностью доброго старого геолога из мультика. Растения, в отличие от животных, штука массовая, поэтому Алексей Владимирович обычно стоит у кучки свеженаколотого гравия, придирчиво перебирая образцы, а вся группа притаскивает к его ногам камушки с хоть немного нестандартными травками. В какой-то момент он сказал, что ему нужны фитолеймы (то есть обугленные листочки, а не просто отпечатки), и потом был вынужден запаковывать горсти притащенных мною кусочков..

Дима Копылов — экскурсовод, читает лекции, экспериментирует с таксидермией и с бормашинами, охотится, развлекается самыми разными вещами, как связанными с работой, так и нет. Интересуется биохимией и генетикой насекомых, например — вы вообще можете придумать более удалённую от палеосистематики биологическую специальность, чем биохимия? Имеет широкие взгляды на жизнь. Приехал с женой Олей.

Ещё там был Лёша, который невероятно аккуратно искал и упаковывал крылья, но так и не смог смириться, что я по жизни такой; Маша, с ярко выраженным родительским инстинктом готовившая в поле деликатесы; ещё один интересный, но секретный участник. На полдня приезжал Валерий Буланов, показывал силиконовые отливки скелетов птерозавров — это оказался отличный способ превратить неудобный для восприятия вогнутый отпечаток в красивый и понятный для исследователя выпуклый слепок окаменелости. Ну и я, по другую сторону фотоаппарата.


Дима Щербаков и Алексей Владимирович собирают изюмированную вишню, из которой Маша потом сделает варенье.


2013.8.23

Поездка началась типично — я не спал ночь, доделывая дела, и пришёл на сорок минут позже назначенного времени отъезда. Вроде, не убили. Ехали день, дочитал "Каменную книгу", добрались до Пензы.

Встали на поле, засеянном бобовыми (клевер, в основном).

Маша рассказывает, что ещё лет двадцать назад в учреждениях провинциальных городов смесители отсутствовали по английскому типу. Забавно.

2013.8.24

О, до Самары доехали. В буханке ехать немного шумно и уныло. Вместо музыки водитель слушает мат дальнобойщиков из рации.

2013.8.25

Маша забыла палатку, зато вспомнила пионерское детство. Поэтому Маша спит под открытым небом. Вчера я послушал её рассказы, вспомнил Фейнмана и решил тоже попробовать. Первое время было приятно, потом стала приближаться гроза, закапал дождь, и я залез в палатку. После этого погода прояснилась. Сегодня я было решил повторить эксперимент, но дождь пошёл уже с вечера.


Арахнофауна.

Большую часть дня ехали к Оренбургу. Читал "В Мире Науки". Всё-таки, наши и переводные статьи различаются разительно. В среднем, американцы используют куда больше цифр — а мы куда больше воды. Часть статей у нас вообще политические, о том, как хорошо у нас всё в науке — эти я уже пролистываю не глядя; пока не начал пролистывать, особенно радовали интервью типа "товарищ учёный, Вы видите проблемы?" — "да, проблем достаточно" — "я рад, что вы не видите проблем!". Но и в научных наших статьях хватает фигни вроде гороскопа по поколеньям или безнравственных опухолей, эксплуатирующих самые святые системы материнства (почти дословная цитата).

К вечеру свернули с трассы и поехали по местным дорогам. Выгоревшая степь с разбросанными по ней каменистыми холмами и терриконами выглядит очень привлекательно. Я долго пытался вспомнить, что она мне напоминает, наконец понял: выжженную кислотными дождями землю в пригородах Норильска. Потом степь стала поровнее, в ней начало попадаться больше жилья, но вид всё равно оставался симпатичным.

Наша буханка опять ломается. Днём была ремонтная остановка (опять реле зарядки?), и проблемы были решены до вечера. Но за несколько километров до точки назначения отвалилась педаль газа. Чинить её поленились, благо она дублируется ручкой подсоса...

Впрочем, до постоянного лагеря мы так и не доехали. Сначала оказалось, что дальний от точки интереса родник пересох, потом совсем стемнело. Потом мы ещё полчасика покружили по изрезанной колеями степи в поисках нужной дороги, плюнули и разбили палатки в первом попавшемся месте.


Каргала — месторождение медной руды под Оренбургом. Медь тут начали добывать пять тысяч лет назад, а закончили в конце XIX века. Всё это время рудокопы рыли под землёй длинные туннели, следуя за тонкими рудными жилами, засыпали отработанные туннели пустой породой, а руду выносили наверх. Поэтому сейчас Каргала изрыта ямами, засыпана холмами отвалов и покрыта проплешинами отравленной медью земли. Зато под ногами там валяются обломки окаменевшего дерева, а в отвалах и кучах руды обильна пермская флора и встречается пермская фауна. Позвоночных в Каргале собирал ещё Ефремов, насекомых упомянул он же.

2013.8.26

Мне стало обидно, что водитель всё время чинит машину, а я ничего не чиню. Поэтому я решил разобраться с палаткой, которая последнее время подтекала. Нда. В общем, оказывается, во многих местах клеевая лента отошла, и теперь нужно проклеить половину швов.

Днём дороги видны куда лучше, поэтому мы легко нашли нужное нам место и разбили лагерь. Поискали подходящую точку для раскопок, нашли уйму обломков древесных стволов (выглядят как обычные гнилушки, только каменные) и красивых синих камешков — кусков медной руды. К сожалению, глинистых сланцев, в которых обычно бывают насекомые, очень мало.

После обеда водитель собрался за водой, но тут к нам подошёл мужичёк, принявший нас за телевизионщиков. Он оказался спелеологом, коллекционером и вообще местным знатоком. Рассказал нам, где тут древние шахты, сказал, что в них бывают красивые деревья с прожилками и какие-то рассыпающиеся кости. Обещал сводить в интересные места.

Потом я пошёл к куче костей, про которую тоже рассказал мужичёк. Он её назвал костями коров, из которых триста лет назад делали инструменты для работы в шахте. В общем, конечно, наврал: кости современные, ещё не присыпаны листьями и покрыты крошечными проростками. Но от этого куча не становится менее странной: это был правильный конус метров четырёх в диаметре и полтутора метров высотой, состоящий из крошки жженых костей. Я там нашёл коровьи и лошадиные зубы, и какие-то мелкие копытца — то ли барашков, то ли свинок? Нашёл и открытые метафизы, то есть животные были молодыми.


Мы встретили местных спелеологов-любителей, много лет копающихся в рудниках. Они обещали сводить нас в интересные копи, а пока рассказали о гигантской куче древних костей, из которых триста лет назад делали инструменты для работы в шахте. Ну что я могу сказать, это и правда куча. И правда кости. Куча свежая, думаю, и одной зимы не пережила. Обломки жжёных костей. Разный скот.

Вечером погулял по дороге, попал в грозу; правда, молнии били в пяти километрах и дальше — это безопасно, но не интересно.

А совсем поздно приехали Дима Щ., Оля и Алексей Владимирович. Сразу, кстати, скажу, что Алексей Владимирович это палеоботаник, с которым я уже второй раз еду в экспедицию. Он человек вежливый и интеллигентный, поэтому обычно стоял в стороне и в прошлый дневник почти не попал. В этот раз я постарался исправить это недоразумение.

2013.8.27

Ходили в штольни, которые нам вчера показали. В общем, это унылые длинные туннели, вырытые в песчаннике. В стенках видны следы инструментов, можно разглядеть полоски пород разного цвета. Всё исписано туристами.


Мы лезем в копи. В них прохладно и влажно.


Своды больших залов покрыты копотью — думаю, ещё с тех времён. Копи известны туристам, так что на закопчённом потолке прочерчены неизбежные в таких случаях надписи, и даже ссылка на сайт. Битая.

Потом погулял по округе. Нашёл несколько входов в другие шахты и штольни, красивые синие камушки, гадюку. У входа в одну шахту лежала растрескавшаяся коровья лопатка — возможно, именно о таких рассказывали спелеологи, когда говорили о загадочных подземных костях.

Вечером я дежурил в лагере, а остальные катались на правильные отвалы. Оказалось, мы стоим на точке, которую Дима отметил просто так, ничего не имея в виду. А местонахождение, описанное Ефремовым, находится в пяти километрах от нас, у кучи заброшенной медной руды. И действительно, в первый же день там нашлись несколько крыльев неопределённых насекомых и горсть отпечатков травок.

А я тем временем снова встретил того же мужичка, и он мне пообещал завтра сводить группу в самую красивую пещеру.

Вечером похолодало, задул холодный ветер. Зато дождя нет.

2013.8.28


Участок отвалов с лежащими на поверхности кусками медной руды. Самые богатые жилы были использованы первыми, так что, возможно, на этом отравленном солями меди пятачке трава не растёт уже много тысячелетий...
Кстати, кадр не постановочный, когда я пришёл, пятачок выглядел именно так.

С утра спелеологи зашли за нами и отправились искать нужную пещеру. Минут сорок искали, потом нашли в направлении, прямо противоположенном обещаному. В целом, она похожа на вчерашнюю, только внутри есть несколько окаменевших деревьев. Деревья, как и следовало ожидать, похожи на окаменевшие гнилые брёвна. Влажный камень чёрный, кое-где в нём есть прожилки солей меди и блестящие щетки кварцевых кристаллов. Увы, научная ценность всего этого невелика: Алексей Владимирович говорит, что "это, возможно, голосеменные", а точнее можно сказать, только имея на руках свежий шлиф и иностранного специалиста. Из прочей флоры и фауны нашлись только пара крысиных зубов. Зато брёвен мы натаскали изрядно — хватило на то, чтобы, выстроившись в ряд, изобразить фотографию "Ленин, Бревно и товарищи".

Между прочим, когда мы лежали в проходе и ждали, пока спелеологи расширят один из шкуродёров, у нас возник забавный разговор о палеонтологии. Оказывается, ПИН недолюбливают за то, что он имеет привычку загребать все образцы себе и ни с кем не делиться. Лёша считает, что это правильно: во-первых, единственное призвание образцов — служить науке, а в руках частных коллекционеров они это делать не могут. Во-вторых, многие учёные за пределами ПИНа — дилетанты, которые могут, рассматривая образец сделать (и опубликовать) неправильные выводы. А в ПИНе когда-нибудь появится крутой спец, который всё сделает правильно. Дима К. не столь резок — он согласен, что что в ПИНе образцы, в среднем, изучают тщательнее, но не думает, что его монополия привела бы к лучшему; по его словам, даже любители-коллекционеры приносят больше пользы, чем вреда, потому что работают за интерес там, где иначе фоссилии бы просто пропали, а интересными находками часто делятся, хотя бы на время изучения. /Разговор записан с большим опозданием, поэтому я мог в нём что-то напутать/


А ещё спелеологи провели экскурсию по кладбищу, где похоронено начальство копей. Очень познавательно.

После обеда эти же спелеологи показали нам самые интересные для палеонтологов места — кладбище, на котором, вроде, похоронен кто-то из шахтёрского начальства (деревенское кладбище, да. Маленькое), пещеру-скотомогильник (скотомогильники здесь вообще популярны, я уже несколько куч костяной крошки нашёл. В пещере, вроде, интереснее — но пешком я туда не доберусь, а вся группа с машиной ехать не хочет) и их главноую гордость — "холм с окаменевшим тростником, который совсем как живой. Даже в музее взяли". Собственно, ради последнего мы с ними и ехали. Тростник, как и следовало ожидать, оказался каламитом — тростникоподобным хвощём, который встречается везде и потому малоинтересен даже ботаникам. А других отпечатков там не нашлось.

2013.8.29

Как-то так получилось, что я составлял расписание дежурств. Дату окончания экспедиции мне никто сказать не смог, так что, для аккуратности таблицы, расписал до 33 сентября.

Сегодня мы копаем на том терриконе, где водитель два дня назад нашёл интересные травки. Внешне террикон мало отличается от предыдущих (разве что больше чуть грубоватой глины), но за день в нём нашлось несколько десятков крыльев. Рядом с нами сидел Алексей Владимирович, и весь отряд носил ему цветы; хорошо быть палеоботаником.

Спелеологи предлагали сегодня созвониться и слазить в какую-то очередную шахту — но водитель сказал "оно нам надо?", и коллаборация не состоялась.

Кстати, среди крыльев было одно современное — но уже минерализовавшееся. Будь оно чуть более разбитым, а порода — на сотню миллионов лет моложе, чтобы в ней можно было рассчитывать на на нахождение современных семейств, находка могла бы попасть в коллекции...


Типичный спуск в рудник выглядит так.
Куча пустой породы, в центре или рядом воронка с вертикальной шахтой. На глубине нескольких метров шахта засыпана (чтобы скот и дети не терялись?), при желании можно прорыть эту песчанную пробку и отправиться в путешествие.

2013.8.30

За завтраком Дима заговорил о холинорецепторах насекомых. Я решил, что такого человека грех не помучить по генетике общественных насекомых. В общем, оказалось, идею Докинза о связи общественности перепончатокрылых с фактом более близкого родства ребочих между собой, чем с матерью, он не разделяет. Зато считает, что общественные они потому, что семейство прошло через стадию паразитизма, и теперь у них личинки неполноценные, и за ними следить надо. А что касается термитов — возможно, их общественность началась с того, что они помогали друг дружке поддерживать бактериальную культуру разрушителей целлюлозы, исчезавшую при каждой линьке. По крайней мере, некоторые тараканы общаются именно на эту тему.

Потом я вспомнил о том, что нас приглашали спелеологи. Дима Щ. решил к ним съездить, и мы получили хорошую экскурсию. Во-первых, посмотрели на место, где валяется куча шлака и остатков древесного угля — плавильню, видимо. Во-вторых, спустились в пещеру, по дну которой весной течёт ручей, и посидели у ещё одного дерева. В-третьих, в этой пещере полно костей (в основном, лисиц и их жертв), чему порадовался лично я. Пока мы были внизу, один из спелеологов прошёлся с металлоискателем по окрестностям медеплавильни. Нашёл согнутый гвоздь, осколок чугунка и ещё несколько железок. Гордился.


Кусок шлака от плавки меди.
"Тростники" спелеологов оказались каламитами, их Алексей Владимирович забраковал как слишком обычные. Зато нам показали найденные металлоискателем железки (гиря, обломок чугунка, гвозди — наверняка древние!), место плавки меди с вросшими в землю кусками угля и шлака, провели по норам с красивыми бревнами.


Алексей Владимирович c бревном.
Стенки рудников песчаные, глин с насекомыми в них нет. Зато есть гигантские окаменевшие брёвна! Спелеологи говорили, что и кости находили. Но вытащить не смогли, слишком хрупкие, как и следовало ожидать.


Под землёй брёвна не выветренные водой и воздухом, как на поверхности, а свежие, чёрные и блестящие, с кварцевыми щётками и разноцветными прожилками минеральных солей.


А ещё тут есть забавная традиция раскладывать в лазах на видных местах всякие останки. Больше всего лисьих черепов, но есть и коровьи, и птичьи кости.

Потом спелеологи уехали домой. Их главный, Александр Николаевич, оставил свои координаты и сказал — если вдруг чего, то он в этом район всё знает и с радостью съездит с любым желающим.

А дальше мы сидели и копали крылья. Маша получила первые находки в жизни и была счастлива. Леша и Дима нашли щитней. Лёша нашёл чью-то кость. Но больше всех получал Алексей Владимирович — вчера вечером он назвал один из невзрачных листочков особо ценным (из него можно было выделить кутикулу и исследовать под микроскопом) — и сегодня я натаскал таких целую пригоршню. Кажется, их ценность всё же не безгранична, потому что к концу дня он уже не особо им радовался...

2013.8.31

С утра погулял по оврагу, поискал обломки окаменевшего дерева с погрызами насекомых. Оказывается, их там меньше, чем мне показалось в первый день. Облом.


Вся земля усыпана обломками окаменевшего дерева. Вот тут целую полянку деревяшек нашли.


Научную ценность представляют только те обломки, что погрызены насекомыми — вот как этот; все прочие мы оставляем на земле. Алексей Владимирович говорит, что даже примерную систематическую принадлежность окаменевших деревяшек нельзя определить без шлифмашины и микроскопа, оборудованных ценным специалистом.

Днём Дима К. объяснял, что читает лекции по палеоэнтомологии для энтомологов. Звучит интересно, жаль, у нас ничего похожего не было.

А вечером Дима Щ. провозгласил тост за сохранение любознательности и всего такого. Надо сказать, из всех известных мне людей старше пятидесяти у него сохранять получается лучше всего.

Сегодня в лагере дежурил Лёша. Поэтому к вечеру консервные банки в помойке стояли ровным кольцом, бутылки двумя идеальными линиями выстроились вдоль палатки, а все крылья насекомых были упакованы наилучшим из возможным способов.

О, ещё Лёша поймал второго богомола. А Дима К. объяснил, что, несмотря на всю крутость богомола, обычный зелёный кузнечик его легко съедает.

2013.9.1

Сегодня жуткий ветер, сижу в яме и строю из пустой породы ветрозащитный вал. Поговорил с Димой К. о причинах измельчания насекомых, узнал две вещи. Приятная — моя гипотеза о том, что они измельчали не из-за проблем с дыханием, а из-за появления летающих конкурентов, вполне логична с точки зрения специалистов. Менее приятная — то, что эту гипотезу придумали задолго до меня, оказывается.

2013.9.2


Живописный сарай, очень понравившийся Диме Щербакову.

Снился забавный сон: у нас на даче, в пруду, живёт осётр, который вылезает на берег и гуляет. Решил проверить, не сон ли это, посмотрел внимательно на руки. Всё в порядке с руками, значит не сон — здорово! В общем, нужно какой-нибудь другой критерий использовать.

Сегодня мы переносили лагерь к точке раскопа. Потом искали насекомых; всё-таки, их очень плохо видно — даже хуже, чем в прошлом году, потому что тут, в пермском периуде, они мельче.

2013.9.4

Катались на машине, смотрели дальние отвалы, в которых до войны находили окаменелости. Но все они оказались распаханы в голое поле. Нашли, правда, интересное обнажение, поверхность которого засыпана кучами обломков окаменевшего дерева. Вообще, это дерево — интересная штука: внешне оно больше всего похоже на обычные гнилушки, если поднять кусок, то чувствуется — по весу это камень. Если ударить молотком — полетят искры. А если уронить тонкий кусочек — послышится звонкий удар, как будто упал осколок стекла.


Сложно поверить, но этой гнилушке четверть миллиарда лет. Выбеленный солнцем камень выглядит совсем как обычная сухая деревяшка, но, падая на землю, звенит как стекло. И весит как обычный камень.

2013.9.5

Дежурил, сходил на пасеку, которую нашёл вчера вечером. Оставил там бумажку "чтобы продать мёд московской экспедиции, позвоните по телефону 8-...". Пока планировал прогулку — узнал от товарищей, что пасеки — очень выгодный бизнес. Уже в Москве погуглил, оказалось, что всё не настолько здорово. То есть если жить в сельской местности в медоносном регионе, то пчеловодство окажется трудоёмкой, но довольно прибыльной работой. Для москвича, изредка выбирающегося на дачу, оно может служить только самоокупающимся хобби.

2013.9.6

Приезжал Валерий Буланов. Показывал отливки с обратных отпечатков птерозавров — они выглядят как каменные, но сделаны из силикона. Я видел обратные отпечатки, это совершенно неудобная и неинтуитивная штука, силиконовые отливки намного удобнее и понятнее. А ещё он приглашал меня приехать осенью в ПИН посмотреть на кости (как я уже сказал, руки у меня не доходили почти полтора года. Но может ещё и дойдут).

Вчера Дима поймал больную щурку и попытался её выходить; сегодня она сдохла. Сначала он хотел сделать из неё чучело, но потом передумал, и мне досталась тушка на скелет.

Ветер жуткий, палатка продавлена как под слоем воды. Когда порывы стихли, я заметил, что они нагнали перекати-поля — жаль, что не посмотрел на него в движении, всего пару шариков разглядеть успел.


Пара кусочков руды.


Я решил попробовать получить медь. Накрошил руды в баночку, смешал с углём...


Зарыл в центр земляной печи и начал прокачивать воздух. Не помогло. Потом руду мы столь же безуспешно прокаливали на газовой горелке, зато в печке запекли картошку.

2013.9.7

Так, я находил так мало крыльев потому, что они тут маленькие и нечёткие, видны куда хуже, чем в прошлый раз. Теперь я их ищу, сняв тёмные пыльные очки и вооружившись лупой, и нахожу по десятку в день — меньше, чем Лёша, конечно, но вполне пристойно.

2013.9.8 — 2013.9.9

Кажется, эти два дня я ещё работал, и даже находил крылья лучше, чем раньше — но дневник уже не вёл.

Вообще, последние дни в экспедиции я постоянно размышлял о том, что не понимаю, что и зачем я тут делаю, ведь палеоэнтомолог из меня явно не получается. С другой стороны, в Москве меня ждала работа, казавшаяся тогда интересной и перспективной. Так что я собрался, упаковал палатку и выдвинулся домой.

2013.9.10 — ~2013.9.15


Так возят пасеки. Наверное, рядом было поле подсолнечника или клевера.

До Оренбурга меня подбросили на экспедиционной машине, дальше добирался автостопом. Сначала полтора дня сидел под дождём, потом достаточно быстро доехал до Пензы — из забавного по дороге встретил водителя, вместе со мной подвозившего едущего в Москву подростка. Сначала этот подросток хотел было присоединиться в пару со мной, потом, когда я его послал, он отправился вместе с водителем получать микрокредит — не понял, меня что ли развести пытались? Или его? Или просто по жизни такие? Под Пензой застрял насмерть, целый день потратив на двадцать-тридцать километров окружной дороги. Уже поздним вечером добрался до выезда из города в сторону Москвы и поймал дальнобойщика, спешившего в столицу к утру.

Нда. В общем, я окончательно понял, что не в зарплате счастье. Зарабатывает он прилично, но дома бывает раз в месяц, тратить некогда. Деньги сдаёт жене, которую не особо любит и которой постоянно изменяет. Работу ненавидит настолько, что даже не может представить себе, что кто-то может работать не ради денег. Дома в основном пьёт. Короче, тратит всю жизнь на нелюбимое дело, и не может воспользоваться результатом, потому что всё время этим делом занят. Ужас. Да, а ещё раньше я считал, что "быдло" это воображаемый образ из анекдота, но теперь знаю, что он основан на реальных личностях.

К девяти утра я был в городе. Приехал домой, разобрал рюкзак — и почти на год вынырнул в московскую жизнь.


Мы работали среди мёртвых отвалов, но вообще там был агропромышленный регион и страда, комбайны собирали зерно на полях, а какие-то другие сельскохозяйственные машины (веялки, вроде?) обрабатывали его. Кучи на переднем плане — слущенная с зёрен шелуха.



 

К остальным Запискам Дилетанта.

Мои контакты

ABOUT

Оставить комментарий в гостевой книге.

Подписаться на RSS каналл.

Главная страница.

Использование информации с сайта приветствуется при сохранении ссылки на первоисточник. :-).

Счётчик посещений:

361

Яндекс.Метрика