Луганская и Донецкая области - 2012.

Из серии "Экспедиция в землю", часть вторая.

Геологошпионаж.

Записки дилетанта

 

 

Введение


Тут копали уголь.

Это вторая часть моей поездки с палеоэнтомологами. Если раньше мы сидели на двух известных российских местонахождениях, то теперь перебрались на Украину и тут, на территории потенциального противника, незаметно служим Родине, пытаясь найти новые места, богатые карбоновыми насекомыми. По большей части служба состоит во внимательном изучении карьеров, по доброте душевной посоветованые нам Иваном Николаевичем, местным краеведом, сотрудником университета и просто хорошим человеком.

 

13 июня

Мы почти без проблем пересекли границу: таможенники проверили содержимое нескольких ящиков, посмотрели на мой берец и штормовку ("Рюкзак мой. Штормовка. Берец. Ну и так далее..." - "И так далее? Ладно, дальше не показывай"), взяли двести рублей за провоз бензина в канистрах (сказали, если бензин не в бензобаке - нельзя) и отстали.


Перед таможней находится заправка со старинными механическими колонками.

В Луганске дождались Диму, приехавшего на поезде, и Николая Ивановича. Отъехали километров на двадцать, разбили лагерь и пожарили шашлыки.

Николай Иванович жалуется, что из-за нелегальной добычи угля новых разрезов тут множество, но палеонтология загибается ввиду вымирания палеонтологов.

 

14 и 15 июня

Группа катается по окрестным карьерам, а я сторожу лагерь и читаю "Путешествие вокруг света" Георга Фореста. Эта книжка описывает кругосветное путешествие Кука в конце XVIII века, а в основном - повадки жителей Океании. Больше всего меня заинтересовала фраза в предисловии книги, написанная в 1777 году: "В наши дни перед учёными оказалась куча фактов, никак не связанных между собой, и из них никак не составишь целого; и учёные, гоняясь за фактами, потеряли способность обобщать и выявлять хотя бы одну единственную мысль, они всю жизнь изучают анатомию комара, не делая ни малейших выводов касательно других животных" (искаж. цит. по изд. "Наука", М., 1988, стр. 6).


Трава уже желтеет.
Телефон ловил только на горке, так что любоваться на степь я ходил регулярно.

Погода прыгает от жуткой жары 14 числа до холодной грозовой ночи с 14 на 15. За ночь успел выяснить, что моя новая палатка, Tramp Sputnik 2, совершенно не протекает; после ливня неделю назад перед входом появилась лужа - думаю, дело было в неплотно застёгнутом входе.

Утром 15 видел молнии ушедшей вдаль грозы. Яркие разряды между белыми, освещёнными солнцем, облаками выглядят необычно.

 

16 июня

За предыдущие два дня был найден только один карьер с насекомыми. Нашли его вполне традиционным путём - собираясь на какие-то дальние обнажения, группа выехала из лагеря и решила по пути заглянуть в ближайший к нам разрез. Там Дима пнул ногой камушек и нашёл крыло.


Мы стоим около живописного ручейка, петляющего в лесу. Как ни странно, кусты у воды не слишком плотные, так что вдоль воды можно спокойно идти.

Сегодня Митя чинил машину в лагере, а мы копались на этом карьере. За день нашли симпатичного мечехвоста 1 см в диаметре и больше ничего - кажется, это какое-то неправильное местонахождение насекомых.

Карьеров вокруг много, потому что в Луганске вовсю идёт незаконная разработка угольных слоёв открытым способом - бульдозер прокапывает яму до тонкого угольного слоя, весь уголь вынимают и бросают карьер, как есть - метод, отвратительно влияющий на облик местности, но обеспечивающий широкое поле для палеонтологических исследований.


Уж не знаю почему, но слои здесь почти вертикальные, в результате одна из стенок карьера - это сплошная каменная плита, окаменевшее дно древнего болота, покрытое рябью и пронизанное корневищами древовидных плаунов (Lepidodendron, Sigilaria и пр.) - стигмариями. Если вырезать из этого слоя плиту площадью метров десять - будет отличный сувенир, обломки меньшего размера нерепрезентативны; впрочем, несколько кусочков стигмариев я взял.


Та же стенка, но с большего расстония.

 

17 июня

Съездили ещё на один карьер; один из его склонов - тоже вертикально стоящий слой; он покрыт множеством разных растений - довольно красивых, но, к сожалению, превращающихся в крошку при прикосновении. Впрочем, под рассыпающимся слоем находится более крепкий, и, кажется, не менее красивый - рассмотреть как следует его не удалось из-за погоды.

После карьера обедали дома у Николая Ивановича. Испытал на себе местное хлебосольство (меня давно не заставляли настолько наедаться) и получил рецепт варёного сала.
Кусок сала со слоем мяса натереть солью, перцем, нашпиговать чесноком, обернуть в пару полиэтиленовых пакетов и варить час. Будет вкусно.

Николай Иванович рассказывал о жизни, работе и всём таком. Между прочим, упомянул тоненький слой карбонового известняка (М1/7, около с. Калиново). На одном сколе этого известняка бывает до двух сотен мелких зубов, в основном, акульих.


Дом Ивана Николаевича. Его участок чуть шире дома, но вглубь тянется метров на двести.

Вечером посадили Алексея Владимировича на поезд и отправили в Москву.

 

18 июня

Снова сторожил лагерь до вечера. Дочитал, наконец, Фореста. Всё-таки люди мировоззрение людей за четверть тысячелетия изменилось меньше, чем я думал - хотя идеалист Форест, конечно, ещё тот. А, кстати. Оказывается, уже в 1777 году "некоторые философы считают орангутанга ближайшем родичем человека".

Вечером выслушал краткую лекцию по стратиграфии в исполнении Мити с Даней. Что-то даже понял.

 

19 июня

Утром собрались и переехали на окраину села Калинова. Николай Иванович говорит, тут уже находили насекомых - а практика показывает, что если насекомых находит неспециалист, то их там много. Пока искали местонахождение, Даня успел пригласить меня идти к нему в аспирантуру - когда-нибудь потом, когда он защитит докторскую. А Дима за час нашёл крыло, потом подошёл к Лёше, случайно ковырнул ногтем его камешек и нашёл ещё одно. До вечера нашли 8 образцов - это не хуже, чем в Какичево.


Лагерь и окружающая его природа.

Вечером Николай Иванович рассказывал о способах работы с рыбьими зубами.

Из песка зубы просто просеивают, супесь отмучивают в воде и промывают в сите, глину размачивают в 3% перекиси и промывают в сите. Известняк растворяют в избытке 15% уксуса, если он с глиной - стирают её кистью. Если в известняке хрупкие и растрескавшиеся образцы - когда образец показывается, камень отмачивают в воде (от ацетатов), образец пропитывают БФ-6, разбавленным в спирте. Потом растворяют дальше. Готовый зуб перед фотографированием окуривают горящим магнием или потоком воздуха с парами хлорида аммония - они оседают на гребнях, сильно повышая контрастность.

На обед у нас был копчёно-солёный сом. Сначала он казался жестковатым - но мы отбили тушку обухом топора, и после этого разрубить её было не сложнее, чем обычную доску.

 

20 июня

Сижу в лагере, смотрю на блестящих на солнце бронзовок и прыгающую прямо у моих ног птичку с ярко-жёлтой грудью и брюшком (Дима определил её как жёлтую трясогузку). Птичка ходит по траве, иногда подпрыгивает, хватая клювом улетающих насекомых, её движения очень напоминают движения мелких динозавров из фильмов - и теперь я понял, с кого срисовывали последних.


Классические яйцевидные конкреции, они попадались нам почти на каждом карьере.

Николая Ивановича отвезли домой, и, в качестве гостинца, он прислал мне несколько кусков известняка с карбоновыми зубами. Приеду домой - буду растворять.

 

21 июня

Утром впятером сидели и искали в окаменевшей глине крылья, за полтора десятка человеко-часов нашли один, очень плохой, обломок. Потом перешли на другое место, и за полтора часа раскопок в том же или очень близком слое я один нашёл три хороших образца, находившихся в нескольких сантиметрах друг от друга. Это я к тому, что находить правильные места - это очень отдельная задача.

Один из моих образцов, кстати, Даня собирается описывать как новый род. Так что я тешу своё самолюбие тем, что через полгода - год в систематике появится вымершее насекомое с названием, оканчивающимся на мою фамилию. "Патроним" называется.


Лёша нашёл почти целого ракоскорпиона!
Длинна отпечатка - около сантиметра.

Вечером сходил на заброшенные дачи за вишней и прочими фруктами. Печальное, хоть очень удобное место; всякие вкусности на заброшенных десятилетия назад участках растут куда лучше, чем у нас на даче...

 

22 июня

Казалось бы, копаем почти там же, где вчера - но находим не так уж и много; впрочем, четыре приличных крыла за день есть.

Прочитал товарищам отчёт по первой части поездки, получил приятные похвалы и ценные комментарии. В частности, Митя подробнее объяснил, чем занимается лично он и палеонтологи вообще: большинство строит таксономическую систему какой-нибудь группы (вроде бы, у всех участников экспедиции кандидатские были на эту тему) или исследует морфологию группы. Но бывают и исключения. Например, докторская Мити посвящена повреждениям растений насекомыми (и, следовательно, палеоэкологии и тех, и других), а Димы - происхождению и ранней эволюции насекомых в целом. Как справедливо заметил Даня, вне зависимости от темы работы платой за успех становится узкая специализация.

Заодно рассказали, как стать доктором наук к тридцати пяти годам. Впрочем, метод лежит на поверхности - надо быть честолюбивым и много работать.

 

23 июня

Всё так же ищем крылья, всё так же не особо успешно - но, тем не менее, не хуже Какичева.


На склонах холмов растёт дикая эфэдра. Мы её не собирали, фотографию публикую в качестве бизнесс-идеи для более деловых людей.

За день успел обсудить с Даней сборку скелетов (он обещал познакомить со сборщиком Харитоновым и советовал подарить ему коньяка), а с Митей - способы ведения бизнеса и вложения денег. Между прочим, оказалось, что у Мити неожиданное хобби - макро- и микроэкономика.

В частности, я узнал, что месяца три назад следующий кризис был неизбежен, но сейчас его предсказать сложно. Но лучше всё-таки деньги хранить на рублёвых вкладах, а ещё лучше - сразу тратить на полезные вещи.

В качестве долговременных вложений Митя предлагает гаражи на окраинах Москвы (80 тыс./шт., 4 тыс./мес.) и продуктовые палатки (100 тыс./шт., 10 тыс./мес.). Правда, во втором случае нужно много общаться с налоговой и прочими пожарниками.

Сегодня узнал - при сбросе моего телефона, Samsung B2710, теряются все данные по точкам GPS. Теперь отмеченных точек у меня нет. Печально.

Вечером Митя ради интереса решил воспользоваться моим даккотским очагом, и с этого момента готовил ужин только на нём.

 

24 - 25 июня

Жуткая жара.

Мы мало работаем, и находим тоже мало - не знаю, где причина, а где следствие. Впрочем, несколько ценных крыльев нашли.

Читал Франкла. "Психолог в концлагере" весьма интересен, и с исторической и с общепсихологической точки зрения; что касается основного научного произведения, "Человека в поисках смысла, то его я бросил после 10% - то ли перевод плохой, то ли я слишком плохо понимаю терминологию, но выглядит бездоказательно и весьма тенденциозно. Впрочем, насколько я знаю, работает неплохо, а для методики это самое важное.

 

26 июня


Это всё-таки промышленный регион, так что вдоль дороги тянутся индустриальные пейзажи.

Переехали обратно на стоянку у ручейка. Вечером, по совету Николая Ивановича, поискали песчанники с каменноугольными растениями. Отпечатков не нашли, зато нашли несколько симпатичных, заросших на дне деревьями, балок с удобными для раскопок щебнистыми склонами. Ну и погуляли неплохо.

 

27 июня

С утра катались по карьерам и отвалам, искали насекомых. В отвалах не попалось ничего, а в одном карьере нашли слой тонкой породы с множеством отпечатков невроптерисов, папоротников и (свинофитов?) - как это часто бывало, над прослойкой угля.

Копаясь в этом карьере, я услышал краем уха слово "кость" и успел подойти как раз к тому моменту, когда Дима бросил находку в отвал. Так я стал обладателем камня с обломком скульптурированного щитка - сначала я решил, что от панцирной рыбы, но потом оказалось, что они в Девоне вымерли. Всё равно интересно. Буду в Москве - отпрепарирую и добавлю фотографию.

У Николая Ивановича опять объелись; как на такую кормёжку реагировать - не ясно: перекармливает, мягкие отказы игнорирует, а на жёсткий, наверное, обидится. Подарил известняк с зубом на поверхности (из того же яруса М1-7) и пару зубов кайнозойских акул. Вернулись поздно.

 

28 июня

Собрали лагерь и выехали. Оказалось, что на поезд "Луганск-Одесса" все билеты проданы на неделю вперёд; я уже начал думать об автостопе, но, как ни странно, на уходящий через два часа автобус билеты ещё были. Так что еду на автобусе.

 

Заключение

За месяц общения с палеонтологами я успел в целом понять, что такое палеонтология - конечно, мои представления очень поверхностны, но на приобретение похожих представлений о чём-то типа биохимии у меня ушло лет пять, так что прогресс налицо.

Заодно я немного научился находить окаменелости, существенно углубил свои знания о геологической шкале, и, наконец, просто познакомился с кучей замечательных людей. В общем, месяц удался.

Теперь я еду в Одессу - три дня поживу в палатке у моря, а дальше отправлюсь на полевую практику студентов-антропологов.

И ещё я понаблюдал, как почти неорганизованная группа людей без активного лидера, планов и расписаний работает эффективнее многих известных мне систем с чёткой иерархией. Типа, слава демократии.

 

 

К остальным Запискам Дилетанта.

Мои контакты

ABOUT

Оставить комментарий в гостевой книге.

Подписаться на RSS каналл.

Главная страница.

Использование информации с сайта приветствуется при сохранении ссылки на первоисточник. :-).

Счётчик посещений:

92

Яндекс.Метрика